Moloko plus о церемонии айяхуаски в России

Второй номер альманаха moloko plus посвящен нашей любимой теме — наркотикам. По этой причине агитируем всем скорее отдать ребятам 450 рублей в обмен на их печатную продукцию, а пока перепостим из журнала историю про церемонию айяуаски в России.

«Максимально шизотерично»

Дом Саша узнал сразу: красивое двухэтажное здание, много дорогих тачек, припаркованных во дворе. Он остановил машину на улице у дома, вошел, огляделся. Деревянная мебель, узорчатый пол, странная компания в гостиной. Полтора десятка человек, почти всем до тридцати — молодые, обеспеченные. Обсуждают аюрведу, ароматерапию, астрологию.

Последнее было более, чем объяснимо. Шаманы-целители или курандерос, как их принято называть в Латинской Америке, которые через пару часов будут поить всех аяхуаской, подстраивают свои церемонии под лунный календарь.

«У шаманов все должно быть максимально шизотерично», — согласился Саша с таким положением дел.

А потом он подумал, что гости все-таки слегка припизднутые — когда узнал, что одна девушка притащила пить аяхуаску свою мать. Единственным человеком, который не увлекался эзотерикой и прочим New Age, был пришедший на церемонию хоккеист.

Саша знакомился со всеми и понимал, что его не покидает волнение. Перестать нервничать было невозможно. Он пытался помедитировать, отвлечься на разговоры, но ничего не помогало. Будущий ритуал его пугал.

— Слушай, я сторонник старой школы, читал Тимоти Лири. Я должен тебе доверять, — обратился Саша к шаманке Кате.

Та начала рассказывать ему про Перу, про то, как училась на курандерос.

Он слушал, но не успокаивался.

Святой Грааль для наркоманов

Если сравнивать прием наркотиков с экстремальным спортом, например, альпинизмом, то Саша к своим тридцати годам покорил все основные вершины. Он пробовал траву, MDMA и — Святой Грааль в мире веществ — LSD. Последний, пожалуй, до сих пор остается одним из самых редких наркотиков.

Перед тем, как попробовать LSD, Саша прочитал все пособия, найденные в интернете. Марки, прокапанные кислотой, которые он принимал, были прямиком из США: с перфорацией, прикольными рисунками и всем прочим. К приему веществ он подходил ответственно, поэтому никогда не переживал бэд трипов. После того, как вопрос с LSD закрылся, Саша решил, что готов к новым вершинам.

«Мне хотелось чего-то иного. Чего-то такого, что выходит за рамки опыта обычного наркомана», — рассказывает Саша.

«Узнать, кто я такой»

Церемония начиналась с приема рапэ — перуанского табака. Принимать его полагалось с помощью специальной г-образной трубочки, перемотанной тесемками.

Катя вставила трубочку в нос Саше и сильно дунула. Табак попал в ноздрю. Невыносимо защипало нос, закружилась голова, глаза заслезились. Порошок начал впитываться в слизистую. Саше показалось, что внутри все горит. Потом вторая ноздря. Нос начало невыносимо резать, но никотин не успокоил, а заставил нервничать еще сильнее.

«Мне все равно было страшно. Будто предстоит какое-то выступление, а ты облажаешься», — говорит Саша.

— Никого не трогайте и ни с кем не разговаривайте. В идеале лучше вообще не выходите из комнаты, — давали последние наставления курандерос участниками ритуала, пока те стелили в комнате туристические коврики.

У каждого коврика лежало одеяло и стояло ведро для рвоты. За всю многотысячелетнюю историю церемонии аяхуаски не было ни одного умельца, который бы умудрился не сблевать, попробовав наркотический перуанский отвар. При этом шаманы тоже пьют аяхуаску, но их не тошнит.

Перед тем, как выпить аяхуаску, все участники ритуала взяли в руки лиану, из которой готовится напиток, и начали загадывать, что они от этого трипа хотят добиться и чего желают другим: достижений в жизни, гармонии со Вселенной и так далее.

— Я хочу узнать, кто я такой, — сказал Саша и улыбнулся, — а вам желаю поменьше блевать.

Ему очень хотелось развеселить товарищей по ритуалу. Все загадали желания, курандерос приглушили свет, зажгли свечи и начали монотонно петь. Черную-пречерную аяхуаску разливали из бутылки из-под «Святого источника» каждому участнику в похожий на стопку сосуд из красивого резного камня.

— Ладно. Я хочу узнать, кто я такой, — повторил Саша, глядя на кусочки листьев, которые плавали в темной густой жиже в стакане, и немедленно выпил.

Кругосветка

Возможно, именно экзистенциальный поиск побудил Сашу отправиться несколько лет назад в кругосветку. Во время путешествия по Юго-Восточной Азии, на острове Бали, в знаковом для всех нью-эйджеров городе Убуде, он встретил Катю. Она всегда была довольно отстраненным человеком. С такими не станешь тусить по выходным, и о них постоянно ходят всякие странные слухи, но в эту встречу было понятно, что с миром обычных людей ее практически ничто не связывает.

«Ее взгляд не вызывал доверия и был холодным. В нем было нечто, что казалось чужим. То ли она сама по себе была такая, то ли воздействие наркотиков ее так сильно изменило», — вспоминал встречу Саша.

Катя рассказала ему, что была в Перу, где прошла обучение на курандерос, и что решила зарабатывать на жизнь, проводя ритуалы по аяхуаске. Звучало логично. По мнению Саши, шаманы и должны быть такими. Не от мира сего.

«Не блевать невозможно»

Напиток был похож на смузи, только со специфическим вкусом. Саше показалось, что он пил кубики. Никогда до этого он не представлял, что бывают такие странные вещества. Это не нефть, не пластик, не нечто горелое.

«Очень странная вещь, — говорит Саша, — и ты запомнишь этот вкус навсегда, потому что будешь блевать им на протяжении всего трипа. Не блевать невозможно. Ты должен проиграть аяхуаске».

Когда последний участник трипа опустошил рюмку, шаманы начали петь специальные песни икарос — неотъемлемую часть ритуала. Голоса странные, будто у стариков. У песен строгий порядок и смысл. Курандерос могут петь на удачу или на ловкость, на здоровье и богатство. У духа аяхуаски можно попросить что угодно.

Спустя полчаса Сашу все еще не накрыло. Он ничего не чувствовал, кроме тошноты, и уже начал загоняться. Он вспомнил своего приятеля, наварившего аяхуаски самостоятельно, который тоже не почувствовал ничего, а только блевал весь трип и рамсил со случайно встреченными пьяными мужиками.

«Блин, неужели я стану именно тем человеком, которого не вставило?» — переживал он, пытаясь совладать со рвотой.

У всех остальных трип уже был в разгаре. Девчонка справа от Саши громко орала. Вокруг нее были курандерос, успокаивали в своей шаманской манере, пока она голосила на всю комнату: «Давайте все остановится!» У чувака, лежащего с другой стороны, началась странная моторная реакция. Он махал руками и неприятно сучил ногами, постоянно задевая Сашу.

Саша же сражался со рвотой. Получалось с переменным успехом: под конец первого часа он все-таки блеванул и удовлетворенно отметил, что не испытал по этому поводу неприятных эмоций. Спустя час начали предлагать добавку.

— Меня вот вообще не вставило. Можно мне побольше? — попросил Саша у курандерос.

Выпил вторую рюмку. Закусил яблоком. Вернулся на коврик. Через некоторое время Саша понял: начало накрывать.

Лиана мертвых

Аяхуаска — это двенадцатичасовой отвар лианы Banisteriopsis caapi. Для придания напитку психоактивных эффектов добавляются листья растений Psychotria viridis (чакруна) или Diplopterys cabrerana (чалипонга, или чагропанга). Готовое вещество является сильнейшим энтеогеном и галлюциногеном. Его традиционно варят шаманы из индейских племен бассейна Амазонки.

С испанского аяхуаска переводится как «лиана мертвых». Ее употребление — древняя перуанская традиция, которая насчитывает несколько тысячелетий. Аяхуаску употребляют для общения с манинкари — духами. Считается, что в ходе трипа употребивший наркотик человек получит практические знания об окружающей природе и станет целителем.

У Саши было лишь примерное представление о том, чего ждать. В детстве он смотрел по «Первому каналу» Blueberry с Венсаном Касселем. По сюжету этого фильма главный герой пятнадцать минут экранного времени трипует под аяхуаской. Режиссер пытался изобразить то, что обычно видит человек: визуальные искажения, постоянное движение стен и пола, снующих туда-сюда змей, черепах, жуков и сколопендр. Конечно же, это не было похоже на то, что предстояло испытать.

«Я не смог поговорить с коллективным духом предков»

«Трип в аяхуаске — это как полет на космическом корабле. Все участники — пассажиры, — рассказывает Саша, — а пилотами являются шаманы. И пилоты тебе говорят: „А давайте теперь представим себе золотой шар, что он расширяется до пределов комнаты, выходит за нее на пять метров, что в него не могут проникнуть темные силы. Что никакие злые сущности не могут войти и выйти, а пространство шара внутри безопасное“. И это выглядит как космическое путешествие».

Все в комнате начало приобретать мистический смысл. Звук завибрировал. Странная шаманская музыка стала приносить удовольствие.

«Под музыку стало сильно раскручивать тело. Начало вставлять. И дальше уже очень трудно объяснить, что происходило. Кажется, что-то очень важное и непонятное. Я могу сказать, что делал, но почему это случилось именно так и какой это имело смысл, я, наверное, не скажу. Очень странное ощущение», — говорит он.

Начались видения, которые полагалось встретить в особой позе — позе видений. Нужно было сесть в позу лотоса и опустить голову вниз на ладони, уперев локти в колени. Саша отметил, что в таком положении очень удобно блевать.

Саша видел и чувствовал, что через его кожу проступает скелет, он понимал, что все вокруг принимает свою истинную природу. Люди были похожи на каких-то призраков или на какие-то сущности и состояли из красивых геометрических фигур.

Из-за рвоты Саша не мог забыть, что находится под воздействием наркотика. Он пытался оседлать аяхуаску, словно волну, поговорить с ней.

«Ты даже можешь попросить аяхуаску, например, чтобы она вылечила сустав. До такой степени решаются практические задачи. Попросить совета, предсказания. Но я не могу сказать при этом, что получил ответ на свой вопрос. Я не смог поговорить с коллективным духом предков. Было страшновато», — вспоминает Саша.

Строгая диета и непередаваемый опыт

Сама по себе аяхуаска относится к непривычным для обычных потребителей препаратам. Это диссоциатив. Обычно люди принимают седативы, стимуляторы, психоделики. Аяхуаска — это принципиально другое вещество, которое вызывает принципиально другие ощущения, объясняет Саша.

Для того, чтобы быть готовым к ритуалу, необходимо придерживаться строгой вегетарианской диеты. Как минимум за неделю до трипа нужно воздерживаться от наркотиков, сигарет. Есть только рис, крупы, фрукты. Пить только воду. Никакого чая и кофе. Никаких половых контактов.

Кроме практически непередаваемого психоделического опыта, в аяхуаске подкупает то, что она безопасна. Никто не будет заниматься ее выявлением в организме человека.

«Это настолько редкая хрень», — говорит Саша.

«Лечь в позу младенца и постараться поспать»

Пришедшую с дочкой маму начало отпускать. Она испуганно и нервно ходила по комнате и постоянно говорила: «Ребята… Вы…» Женщина смотрела так, будто хотела задать какой-то вопрос остальным участникам трипа. Саша тоже пытался поделиться ощущением с кем-нибудь, но общаться было невозможно.

В соседней комнате шаманы разожгли огонь, можно было выпить чаю, подышать воздухом на улице. Советовали поспать.

«Когда окончательно отпускает, лучше заснуть. Ты проблевался, пережил стадии трипа, и в конце лучше накрыться одеялом, лечь в позу младенца и постараться поспать. Продолжаются видения, но они, как правило, приятные, — вспоминает Саша, — Но мне не удалось…»

Сашу постоянно трясло. Казалось, что все вокруг переполнено энергией. Будто можно было потрогать предмет, и он бы тут же начал вибрировать, словно наполненный электричеством.

Саша собрался, успокоился, умыл лицо, вышел и поехал домой.

Шаманские войны

В России информация об аяхуаске распространилась примерно в то же время, когда популярность приобрело «Учение Дона Хуана» Карлоса Кастанеды. Туристы из постсоветских стран хлынули в Перу и обнаружили, что там шаманы-курандерос не скрываются, подобно драгдилерам, а встречают иностранцев чуть ли не в аэропорту с табличками «Шаман. Аяхуаска. Туры», будто таксисты и рантье в курортных городах.

Позже восторг пошел на убыль. Выяснилось, что в Перу культура шаманов криминализирована. Говорят, что людей грабили и насиловали. Появлялись новости об убийствах в перуанских джунглях.

Еще Саша слышал, что шаманы могут использовать энергию участников ритуала, чтобы вести войны в психическом пространстве с другими шаманами. Для того, чтобы питаться энергией людей, курандерос держат их на диете из аяхуаски неделями.

«Они каким-то образом между собой взаимодействуют, и часто отношения у них враждебные. Они эксплуатируют людей, и если ты хочешь уйти, то они оставляют тебя, наливают еще аяхуаски. Ты постоянно находишься в этом трипе, — пересказывает Саша. — Происходят грандиозные сражения! Может ли кто-то пострадать? Думаю, что да. Это может быть настолько страшно, что вызовет психическую травму».

Поэтому его не удивило, что курандерос начали переносить бизнес в Россию и рекламировать как более безопасный. Кроме того, проводить церемонии вдали от джунглей оказалось очень выгодно. Компоненты аяхуаски в России не запрещены, а перуанские травки стоят смехотворно мало.

«Сырье для аяхуаски копеечное. Эта трава растет в Перу везде как сорняк, — рассказывает Саша. — Все можно заказать в Россию и приготовить отвар. Ее много. Она дешевая. Церемония стоит 7 000 рублей. На моей было тринадцать человек. Считайте сами, неплохой бизнес».

«Это как в баню ходить»

Саша отметил, что после ритуала стал ходить на работу без особого отвращения, но вскоре это чувство пропало, и накатила фрустрация.

«Очень хочется повторить. Но мне кажется, если бы были более демократичные цены, то это было бы более справедливо. У них стало бы больше клиентов. Я думаю, что семь тысяч — многовато для церемонии. Хотя эффект очень сложно оценить, если рассуждать в рыночных категориях», — говорит Саша.

Адепты аяхуаски верят, что ритуал обнуляет карму. Осознание самого трипа приходит примерно через пять дней, но у Саши ничего специально не надумалось, разве что появилось желание научиться играть на музыкальном инструменте. Он осваивает флейту.

«Можно предположить, что аяхуаска оказывает хорошее терапевтическое воздействие на твое здоровье, но это как в баню ходить. Надо делать это регулярно», — говорит он. При случае он подумывает повторить.

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.