Былины конопляныя

На вопросы Наркофобии отвечает Александр Дельфинов — соорганизатор проекта. Эти вопросы возникли в качестве анонса к разработанной в 2011-2012 гг. слайд-лекции о репрессивной российской наркополитике. К сожалению, в нашей стране всё труднее становится её показывать. Народный интерес к теме не ослабевает, да скрепы духовные каменеют. Последняя история из серии «цензуры у нас нет, но…» случилась прошлым летом, когда филиал ГЦСИ в Калининграде поначалу предложил провести именно эту слайд-лекцию о российской наркополитике, а затем отменил её за день до назначенного срока. Что тут скажешь? Правда глаз колет! P.S. Спасибо Ольге Николаевне Зелениной за внезапную мотивацию на создание этого текста.

Типичный пример шизофренической раздвоенности в современной российской наркополитике: на упаковке конопляной каши эмблема о запрете конопли.

Типичный пример шизофренической раздвоенности в современной российской наркополитике: на упаковке конопляной каши эмблема о запрете конопли.

Почему в России, где за изображение пятилистника марихуаны могут оштрафовать, есть города с коноплёй на гербе?

Действительно, у нас не мало случаев, когда за изображение конопляного пятилистника накладывался административный штраф по обвинению в пропаганде наркотиков. Странно, что за изображение цветков мака пока не штрафуют! А правда в том, что мы очень легко забываем свою историю и готовы верить новосозданным медийным мифам более, чем фактам. Факты же таковы: «три зеленые стебля конопли с золотыми цветами» можно обнаружить, например, на гербе города Кимовск и Кимовского района Тульской области. На сайте geraldika.ru читаем, что за основу этого относительно нового герба взят «исторический герб уездного города Епифань Тульской губернии, высочайше утвержденный 8-го марта 1778 года, подлинное описание которого гласит: «Щитъ, поле серебряное с черною внизу землею, изъ которой вырастают три былины конопляныя, показуя, что окружности сего города, между прочими произведенiями, изобилуютъ въ конопляхъ». В наши дни конопля в массовом сознании воспринимается как «страшный наркотик» и трудно понять, почему полтораста лет назад в Тульской губернии жители радовались её изобилию. Дело в том, что Россия в XIX веке была одним из крупнейших в мире производителей конопли (а Епифань была одним из центров этого производства), в том числе пеньки для корабельного такелажа и других промышленных надобностей. Продукты конопли так же использовались в пищевом рационе. В одном из старинных русских сборников кулинарных рецептов я вычитал, что в постное время особо хороша гречневая каша с конопляным соком. Иначе говоря — с конопляным маслом! Вы спросите: а каков процент тетрагидроканнабинола содержался в этой постной кашке? На это у меня нет ответа — не располагаю соответствующими научными данными. Навскидку ясно лишь одно: веками ел народ не только гречневую, но и конопляную кашу, а вот никакой наркомании что-то в летописях не значится.

Какую роль сыграла конопля в Отечественной войне 1812 года?

Когда в Германии я изучал историю лживой антимарихуановой кампании в 1930-е годы, проводившейся в США под руководством начальника первой в мире наркополиции Гарри Энслинжера, то наткнулся в паре книжек на интересную трактовку причин атаки Наполеона на Россию. Как мы помним, в 1807 году Александр I и Бонапарт заключили Тильзитский мир. Для встречи двух императоров был построен моднейший плот посреди реки Неман и т. д. Так вот, одним из условий того мира был отказ России от поставок пеньки в Британию. Британская империя была великой морской державой и главным конкурентом Франции на мировых водах, каждый корабль дважды в году полностью менял такелаж, а львиная доля конопли на нужды королевского флота поставлялась из России. По прошествии нескольких лет после подписания мира в Тильзите царские казначеи заметили: скудеет казна! Слишком значительными оказались экономические потери от военного перемирия. И тогда Россия стала поставлять пеньку в Британию тайком. Через несколько лет французы заподозрили, что конопляное эмбарго нарушается. А вскоре ими было задержано судно с российской командой, перевозившее груз контрабандной пеньки. Получив доказательства нарушения тильзитских соглашений, Наполеон приказал войскам выдвинуться к российской границе… Когда я рассказываю об этом на своих слайд-лекциях, показываю картинки с Наполеоном или английским парусником (паруса, как вы понимаете, тоже из русской пеньки), меня часто спрашивают: нет, Александр, ну вы скажите, а вот солдаты коноплю курили или нет? Если отвечать на такие вопросы без хихиканья, то нам известно, что, к примеру, во Франции как раз в результате походов Наполеона на юг, в арабские края, возник кружок интеллектуалов, изучавший воздействие гашиша (вспомним тех же Шарля Бодлера и Теофилья Готье — они участвовали в том кружке). Но нет никаких общеизвестных доказательств, что французские или русские солдаты курили или ели продукты конопли перед боем с целью изменить свою психоактивность. Хотя, если рассуждать логически, трудно себе представить, что русский крестьянин был не в курсе этих самых психоактивных свойств. Но этот вопрос ещё ждёт своего исследователя.

Как полиция царской России обеспечивала качество кокаина в столичных аптеках?

Не секрет, что до революции кокаин достаточно свободно распространялся в качестве медицинского препарата в российских аптеках. Не все знают, что и после революции этот препарат весьма широко употреблялся, собственно, именно революция и последовавшая за ней гражданская война, на фоне введённого в 1914 году сухого антиалкогольного закона, привели к массовой наркотизации жителей нашей страны. В первую очередь, проблемными препаратами стал морфин и кокаин, способные вызывать разного рода аддикции и побочный вред. Но это я уже отвлёкся на 1920-е — время интереснейшее с точки зрения истории отечественной наркополитики. Что касается вопроса о полиции и кокаине, то позволю себе процитировать выдержку из газеты «Новое время» за 3 апреля 1907 года. Её прислал мне коллега-историк Андрей Кудрин, за что ему сердечное спасибо. Итак, вот какая история случилась в Санкт-Петербурге: «Петербургский представитель фирмы «Е.Марк» в Дармштадте, германский подданный Макс Галлас, заявил полиции, что в аптекарских магазинах и некоторых аптеках появился в продаже поддельный кокаин. Произведенным с.-петербургской сыскной полицией дознанием вскоре удалось выяснить, что подделкой занимался крестьянин Витебской губ. Иосиф Федоров Пилюшин, проживающий в д. 37 по 4 Рождественской ул. После его ареста П. объяснил, что начал производить кодеин и кокаин вскоре после нового года в компании с дворянином Иваном Михайловым Боровиком. Они заказали на Николаевской ул. ярлыки для банок, медный штемпель у гравера на Гороховой ул., а бромистый калий и антифибрин приобретали в аптекарских магазинах, банки же покупали в магазине на Вознесенском пр; пригласили комиссионеров и начали продавать свой поддельный товар в магазины. В настоящее время все соучастники этой проделки арестованы».

Алексей Константинович Толстой (1817-1875).

Алексей Константинович Толстой (1817-1875).

На чём «торчал» Алексей Константинович Толстой?

XIX век — эпоха фармакологической революции и открытия шприца, опиумных войн и кокаиновых вин Мариани, абсента и декадентов, а ведь мы до сих пор не изучили собственную историю и не сделали соответствующих выводов. Тема психоактивного рациона в отечественной культуре болезненно табуизирована в силу тотальной наркофобии. У нас об этом почти не пишут — боятся обвинений в «пропаганде». Зато за границей идёт работа! Ещё лет десять назад в Берлине, общаясь с коллегами на конференции проектов снижения вреда, я случайно узнал про филологическое исследование о наркотиках в русской классической литературе. Мне показали толстенный том на немецком языке, где подробно разбиралось, какие психоактивные вещества упоминаются в произведениях наших классиков. Книга стоила дорого, купить я её тогда не смог, но там упоминался мой любимый поэт Алексей Константинович Толстой. А я давным-давно читал в предисловии к четырёхтомнику, стоявшему дома на полке, о странной болезни А.К., вызывавшей сильные желудочные боли и заставлявшей Толстого постоянно ездить на лечение заграницу, и предположил, что тут не обошлось без опиатов. Скорее всего, Алексей Константинович был потребителем лауданума — спиртовой настойки опиума, весьма популярной в XIX веке. Именно лауданумная зависимость описывается в знаменитой книге Томаса Де Квинси «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум». В нашей «Википедии» по поводу смерти писателя сказано буквально следующее: «28 сентября 1875 года, во время очередного сильнейшего приступа головной боли, Алексей Константинович Толстой ошибся и ввёл себе слишком большую дозу морфия (которым лечился по предписанию врача), что привело к смерти писателя». Вы спросите: ну и что вы хотите сказать, что великий русский поэт, придумавший, среди прочего, Козьму Пруткова, был просто наркоман? Ровно наоборот: я хочу сказать, что имея в силу жизненных обстоятельств проблемы с аддикцией, человек может оставаться уважаемым членом общества и даже быть гениальным поэтом. Наше отношение к нему во многом зависит от смещения «точки сборки». Вот почему вопрос о наркопотреблении таких людей как А.К.Толстой стыдливо обходится стороной.

Советский пропагандистский кинофильм "Заключённые" режиссёра Е. Червякова - единственный в своём роде опус, рассказывающий о перевоспитании зеков в лагерях. Интересен тем, что в нём исполняется песня о кокаине. Нынешняя наркоребилитация от ФСКН может превратить тысячи больных в заключённых.

Советский пропагандистский кинофильм «Заключённые» режиссёра Е. Червякова — единственный в своём роде опус, рассказывающий о перевоспитании зеков в лагерях. Интересен тем, что в нём исполняется песня о кокаине. Нынешняя наркоребилитация от ФСКН может превратить тысячи больных в заключённых.

Как обходились с наркоманами в сталинские времена?

Ленин умер 21 января 1924 года, но задолго до смерти фактически отошёл от дел, а Сталин стал едва ли ни главной фигурой. Так что сталинские времена начались на самом деле ещё при жизни Ленина. 6 ноября 1924 года вышел декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О мерах регулирования торговли наркотическими веществами». С этого момента воспрещалось свободное обращение опия, кокаина и их производных, а ввоз и производство наркотиков попали под контроль государства. Но ни этот декрет, ни ужесточение УК не могли остановить массовое проблемное наркопотребление на фоне труднодоступности алкоголя. 28 августа 1925 вышел новый декрет, регулировавший госпроизводство водки — вот с этого момента начинается уже массовая алкоголизация. Водка и другие виды алкоголя вышли из-под запрета, стали дешёвыми и доступными. Но в конце 20-х в журнале «Огонёк» ещё публиковались фельетоны о том, что в московских казино партийные работники прожигают жизнь с проститутками и кокаином, растрачивая казённую кассу. Интересно пишет об этом времени Александр Сидоров в книге «На Молдаванке музыка играет» (Москва, изд-во «ПрозаиК», 2012): «В Свердловске вплоть до 1929 года наркоманы имели возможность получить наркотики без особых затруднений в любой аптеке. А в 1929 году распоряжением Горздравотдела наркозависимых прикрепили к одной аптеке, где наркотики им отпускались по рецептам наркопункта. В стране действовали учреждения для лечения детей-наркоманов, больным наркоманией оказывали амбулаторную и стационарную психиатрическую помощь. Однако не эти мероприятия делали погоду в борьбе со страшным социальным злом. Уже к 1929 году наркомания в СССР резко сократилась, а к началу 30-х годов почти сошла на нет именно в результате победного шествия водки по стране. Употребление «наркоты» ушло в уголовную среду, при этом резко изменилась «структура потребления»: кокаин исчез, его заменили более «легкие» производные каннабиса — анаша и гашиш, которые тонким ручейком текли из Средней Азии». Ближе к середине 1930-х годов началось закручивание гаек и борьба с «асоциальным элементом». Времена относительно гуманного отношения к больным зависимостью прошли. В 1933 году в СССР ввели паспортный режим. Возник механизм милицейских троек при ОГПУ, которые специализировались на вынесении приговоров «паразитическому элементу»: бродягам, бездомным, уклонистам от паспортизации и т. д. Среди этих людей было много наркопотребителей. Их собирали буквально с улиц больших советских городов и вывозили в отдалённые края. Мы до сих пор не знаем, сколько людей тогда погибло. В результате к концу 1930-х годов с наркоманией было покончено — просто путём физической ликвидации самих наркоманов. Однако сталинские методы борьбы с наркотиками оказались краткодейственными. Грянул новый страшный кризис — война. И вскоре вновь пополнились ряды больных классической «солдатской болезнью» — морфинизмом. Но это уже другая история.

Эдуард Арменакович Бабаян (1920-2009)

Эдуард Арменакович Бабаян (1920-2009)

Почему академик Бабаян ненавидел наркоманов?

Эдуард Арменакович Бабаян — уникальная личность, сыгравшая ключевую роль не только в наркополитике СССР, позже — России, но и всего мира. Он участвовал в разработке Единой конвенции по наркотическим средствам 1961 года и дважды возглавлял Комиссию по наркотикам при ООН в 1977 и в 1990 гг. Этот человек жил закрыто, мы очень мало о нём знаем, а ведь, возможно, именно его ультраконсерватизму в вопросах наркополитики и ярому сталинизму в обычной политике мы обязаны тому ужасному, без преувеличения, положению дел, что наблюдается в наши дни. Есть версия, что даже вспышка ВИЧ-инфекции в России в конце 1990-х произошла при непосредственном участии Бабаяна и его Постоянной комиссии по контролю наркотиков (ПККН), которую он возглавлял при Минздраве и которая была создана специально под Бабаяна после его увольнения со всех постов, когда он впал в немилость во времена Горбачёва. ПККН была формально негосударственной организацией, но разработанная ею таблица минимальных количеств нелегальных психоактивных веществ использовалась судами как государственный документ. В 1997-1998 гг. на основе этой адской таблицы в местах заключения внезапно оказались десятки тысяч человек, среди них большинство — рядовые наркопотребители, в том числе инъекционные, в том числе ВИЧ-инфицированные. Скученные в тюремных и лагерных условиях, не получая соответствующего медицинского сервиса, эти люди фактически перезаражали друг друга, практикуя рискованные методы наркопотребления. Так же распространялся в российских МЛС и вирус гепатита С, а уже в нулевые годы XXI века — туберкулёз. Бабаян давно умер, но его гиблое дело живёт… Эдуард Арменакович — проверенный кадр, ещё с 1940-х годов сотрудничал со спецслужбами, видимо, этим объясняется то, что молодого психиатра без особых научных заслуг вдруг послали на ответственную международную работу — представлять СССР в ООН по наркотикам. Эдуард Арменакович воистину ненавидел наркоманов, я предполагаю, что в основе этой ненависти могла лежать какая-то детская или юношеская травма (по аналогии с духовно близкими Бабаяну американцами Гарри Энслинжером или Керри Нейшн), но точно мне об этом неизвестно. Его родители были расстреляны при Сталине, но сам он до конца жизни сохранял духовную верность великому вождю и являлся одним из последних живых воплощений истинного сталинизма, за что его уважали и в МВД, и в КГБ. Имел он отношение и к нашей карательной психиатрии. Следовало бы написать подробную историю деятельности этого человека. К сожалению, те старые работники психиатрии и наркологии — последнюю, кстати, организовал тоже Бабаян в 1975 году! — кто помнит Эдуарда Арменаковича, не очень-то хотят рассказывать о нём праздно интересующимся гражданам с диктофоном в руке.

Откуда появился «винт» и чем занимается ФСКН в Афганистане?

Кто не забыл времена перестройки и гласности, тот вспомнит, как в середине 1980-х смелая прогрессивная пресса начала публиковать материалы о наркомании, в которых встречались такие слова, как марцифаль, коктейль джефф, винт и т. п. Все эти штуки были ничем иным, как кустарно изготовляемыми стимуляторами, а само слово винт происходит от «первинтин» или «привинтин» — искажённого в устной речи названия первитина — это гидрохлорид метамфетамина. Многие читали истории о том, как войска Вермахта шли победным маршем по Европе — у солдат была ежедневная норма первитина. «Танковый шоколад» с первитином в Третьем Рейхе изготавливался вручную на шоколадных фабриках Германа Геринга, по совместительству маршала авиации, танкисты ели его, чтобы долго сохранять бодрость духа в бою, то же касалось и лётчиков. Но и в СССР первитин широко применялся, правда, не столько в военных целях, сколько в психиатрии. Однако в 1970-е его постепенно перестали использовать. К сожалению, когда пробуешь нынче зайти по линку из поисковика, чтобы прочитать про историю первитина, натыкаешься порой на такую заглушку: «Запрет доступа. Уважаемый абонент! Доступ к запрашиваемому Вами Интернет-ресурсу ограничен по требованию правоохранительных органов в соответствии с законодательством и/или на основании решения суда». Это следствие нового этапа «борьбы с наркотиками», когда нам перекрывают информационный доступ к материалам об истории психоактивных веществ. Так или иначе, в начале 1980-х, судя по всему, в Ленинграде, где в определённой среде возник большой интерес к подобного рода веществам, а именно в среде медиков и химиков, умельцы нашли способ изготовлять первитин (будущий винт) просто на кухне. Страна входила в фазу очередного кризиса, правительство очень вовремя подсуетилось с антиалкогольной кампанией, и инъекционное потребление простого в изготовлении стимулятора буквально затопило большие города позднего СССР… Что же касается второй части вопроса насчёт ФСКН и Афганистана, то здесь можно сказать одно: чем они там занимаются, известно только им самим. И боюсь, если об этом станет известно мне, то я куда-то внезапно пропаду, и никто меня не найдёт.

Картинка и стихи Алексея Иорша - специально для "Наркофобии".

Картинка и стихи Алексея Иорша — специально для «Наркофобии».

Зачем и кому в современной России подбрасывают наркотики?

Подброс наркотиков в условиях наркофобии — удобное средство, во-первых, просто чтобы заработать. Ловит полицейский молодого человека, подбрасывает пару-тройку грамм — тому приходится откупаться от угрозы лишения свободы. Правозащитные методы у нас гораздо менее популярны, чем коррупционные! Во-вторых, подброс — хороший способ в борьбе за бизнес. Если кому-то надо у кого-то отобрать что-то, например, фирму, можно сделать так, что у того человека вдруг найдут в сейфе килограмм героина. И привет на много лет! В-третьих, подбросом компрометируют политических и гражданских активистов, а в условиях наркофобии таким обвинениям легко верят в народе. «А что, если Таисия Осипова и вправду торговала героином?» — спрашивали меня нередко, делая большие круглые глаза. Подставьте вместо Таисии Осиповой имена Валентина Урусова, Евгения Конышева, Дениса Матвеева, да кого угодно из тех, кто стал жертвой подброса — и вы поймёте, о чём я толкую. «Наркоман» в качестве общественного пугала — это удобная жертва, козёл отпущения, он должен быть уничтожен, чтобы мы спаслись и излечились. Подброс в этой почти средневековой парадигме — это почти магическая операция, мгновенно превращающая жертву подброса в общественного изгоя.

Проект арт-группы из Новосибирска "Бабушка после похорон" за легализацию петрушки, 2011.

Проект арт-группы из Новосибирска «Бабушка после похорон» за легализацию петрушки, 2011.

Кто внёс петрушку в список запрещённых веществ?

Это сделал главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, которого называют Гонищенко за его манеру гнать порожняк с высокой трибуны. Что касается петрушки, этот абсурд — неотъемлемая часть современной российской наркополитики, которая строится не на научно-обоснованных принципах, а на ничем не обоснованных чиновничьих «мнениях», тайных интересах наркокоррупционеров и общественной наркофобии.

Была ли в СССР заместительная терапия?

Как таковой не было — т. е. данный термин никогда не использовался. Но больным морфинизмом у нас назначали морфин ещё в 1970-х. Вот что рассказала мне Елена Борзунова из томского центра «Наша клиника», оказывающего помощь наркозависимым: «В 1975-76 гг. в рамках цикла по психиатрии в Томском медицинском институте (так он тогда назывался), у нас были занятия в отделениях психиатрической больницы. Все отделения «психи» в те годы были закрытые, но два — особо закрытые, для преступников. В одном из них нам показывали наркозависимых людей — 2-3 человека, мужчины, их называли тогда «кадровыми морфинистами». При групповом осмотре преподаватель особо обращал наше внимание, что несмотря на молодой возраст, у этих пациентов безнадежный кариес и отсутствие зубов, тусклые редкие волосы, бледно-желтые кожные покровы — все это как основные признаки наркомании… Превосходно помню этих людей, мы общались, один из них представился медиком, который злоупотреблял своим положением и брал наркотики для себя в отделении. Другие нелегально покупали наркотики (промедол и морфин в ампулах, кодеин в таблетках) в аптеках, это совершенно точно. Они не сидели в тюрьме за свои «деяния», а принудительно лечились «на психе» (так больничка называлась). В качестве лечения эти пациенты получали морфин, а вот в какой форме, затрудняюсь вспомнить. Мне помнится, что речь шла об инъекционном введении, а в перспективе — переход на другую форму (капли). Нам было преподано это лечение как единственно возможное и длительное. Суть его, как нам представил наш преподаватель, в постепенном отнятии наркотика, иначе — если сразу — возможна даже гибель больного. При поступлении этим пациентам назначался морфин, доза которого уменьшалась в течение длительного периода времени и, таким образом, постепенно, сводилась на нет. Не помню уже эти сроки, но, по-моему, в дозировке применялся индивидуальный подход, с учетом состояния пациента. Эти подходы к лечению наркозависимых были официальными и изучались в рамках психиатрии. Я училась в Томском мединституте в 1970-1977».

Правда ли, что наркомания появилась только после перестройки, а раньше все были здоровы и жили счастливо?

Есть такой миф, мол, в СССР не было наркомании. Как и многие мифы, он живуч, а верующие в него люди отказываются верить фактам и внимать логическим доводам. На самом деле в последние два с половиной века проблемы с новым типом психоактивных веществ и с новыми формами их употребления так или иначе возникают по всему миру. Самым правильным ответом будет то, что в разных республиках СССР в разное время отмечались вспышки тех или иных «наркоманий», например, в 1920-е годы имело место массовое распространение низкокачественного дешёвого кокаина, а так же морфина и анаши, в послевоенные годы было множество больных морфинизмом — бывших военных, в 1960-1970-е в особенности в южных областях СССР и в республиках Средней Азии распространялось проблемное употребление опиума и продуктов каннабиса, в 1980-е имела место вспышка винтовой наркомании, в 1990-е пришёл героин… Вызов, который каждый из нас однажды в своей жизни ощущает — это то, что существуют психоактивные вещества, и мы имеем возможность их употреблять. Или, сделав осознанный выбор, не употреблять. Так или иначе, этот выбор каждый из нас должен делать сам, а репрессивная наркополитика, торжествующая ныне в нашей сказочной стране, приводит к куда большим бедам, чем сами наркотики.

На открытой дискуссии "Наркопреступницы: как тюрьма ломает женщин" в Сахаровском центре слева направо: Александр Дельфинов, Светлана Просвирина, Ольга Зеленина. Фото: Татьяна Сушенкова.

На открытой дискуссии «Наркопреступницы: как тюрьма ломает женщин» в Сахаровском центре слева направо: Александр Дельфинов, Светлана Просвирина, Ольга Зеленина. Фото: Татьяна Сушенкова.


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.