Фалько/Донов. Допрос

Отрывок из пьесы «Преступные картинки» (2011), посвященной суду над кураторами выставки «Запретное искусство-2006» Андреем Ерофеевым и Юрием Самодуровым.
Автор пьесы — Илья Фальковский, участник арт-группы ПГ, художник и драматург. В основе отрывка — реальный допрос автора, проведенный непредставившимися сотрудниками силовых структур в январе 2011 года. Этот отрывок служит прологом пьесы, далее действие переходит к самому судебному процессу, завершаясь продолжением допроса.

ДОПРОС
Мастерская художника. Две скамейки. На одной сидит, понурившись, унылый человек. Над ним нависают трое. Первый очень злой, но играет роль доброго. Второй тоже очень злой и соответствует этой роли. Третий с отсутствующим выражением лица.
Третий: Леонидыч, ты кто такой, чтобы вмешиваться в социальную политику государства?
Унылый (неуверенно): Ну, я это… художник…
Третий: Художник, еб ты! А образование у тебя какое?
Унылый: Ну, это… разные…
Третий: Разные! Еб ты, а какие конкретно?
Унылый: А что такое социальная политика?
Третий: Леонидыч, еб ты! Ну, ты че тупишь-то! Чо тупого включил?
Унылый: Я, правда, не знаю…
Третий: Леонидыч, ну хорош! Ты ж вроде все понял уже! Чего обратку даешь?
Унылый сидит молча, потупившись. Третий отходит в сторону. Унылый вздыхает и закидывает ногу на ногу.
Второй: Ты как сел-то? Сядь нормально, понял!
Унылый (снимает ногу и садится ровно): Ну, я же это у себя в мастерской…
Второй: Тебя ебнуть что ли? Ты чего не понял что ли, как сидеть надо, а?
Показывает Унылому какую-то тетрадку. Открывает посередине и тыкает пальцем.
Второй: Что это?
Унылый (приглядываясь): Ну, доктор.
Второй: А это что у него на руке?
Унылый: Ну, перчатка медицинская.
Второй: А надпись какая?
Унылый (читает медленно): Ты хочешь, чтобы твой сын пошел в менты? Лучше сделай аборт!
Второй: А нарисовал кто?
Унылый: Не я.
Второй: Опять не ты! А это что?
Унылый смотрит и молчит.
Второй: А я тебе скажу, что! Президент повешенный, вот что! И надпись: мистер президент!
Унылый: Ну, может, это американский президент.
Снова подходит третий.
Третий: Леонидыч, ну ты чего опять тупишь-то? Снова тупого включил?
Второй: Экстремист ты, вот ты кто, понял! Пиздец тебе, понял!
Унылый (себе под нос): Ну, экстремизм, это еще доказать надо.
Третий: Леонидыч, чего умняка давишь?
Унылый молчит. Второй и третий отходят.
Первый (примирительно): Ну, смотри, я не такой злой, как мои коллеги. Давай поговорим.
Унылый впервые поднимает голову и смотрит на первого.
Первый: Скажу тебе честно – нам ничего доказывать не придется. У тебя есть всего два варианта. Первый – мы тебе подкидываем сейчас оружие или наркотики, и ты садишься лет на семь. Это первый. А второй – подписываешь сейчас бумагу о сотрудничестве. Это второй.
Унылый (после паузы): А подумать можно?
Первый: Нет. Подумать нельзя. Либо сейчас едем в отделение, либо подписываешь.
Унылый: Но это ж такое дело сложное… Мне бы подумать дня два.
Первый: Нет. Либо едем, либо подписывай.
Подходят второй и третий.
Третий: Леонидыч, а чего ты так часто в Китай мотаешь?
Унылый: Девушка у меня там.
Второй: Тебе чего, там нравится?
Унылый: Да, нравится.
Второй: А, может, ты шпион китайский? Может, ты на Китай работаешь?
Унылый молчит.
Второй: Так мы тебе выезд быстро закроем. Не надейся в Китае полгода отсидеться!
Унылый снова пытается закинуть ногу на ногу.
Второй: Ну, все, ты достал совсем уже. Я тебя ебну сейчас! Тебе как сидеть сказано?
Унылый (снимает ногу): Ой, извините, забыл, устал просто.
Третий: Ты чего, Леонидыч, на жалость бьешь?
Второй (листая дальше блокнот): Ну, вы смотрите, это вообще пиздец! Тут бен Ладен какой-то! А тут милиционер с топором в голове! А тут чего? Стихи что ли? «Эта тема бесконечна, но жизнь не вечна, пора рубить головы с плеч, на!»
Третий: Ну все, Леонидыч, доигрался ты!
Снова отходят.
Первый: Будешь писать бумагу?
Унылый молчит, держась руками за голову.
Входит быстрыми шагами новый человек, с чемоданчиком в руке. Все трое вытягиваются по струнке. Первый отходит в сторону к остальным.
Новый садится на пустую скамейку напротив Унылого и сразу же начинает орать.
Новый: Что ты тут устроил! Перешел уже всякие грани! Сколько из-за тебя людей серьезных собрались!
Унылый: Что вы все на меня орете? Я уже ничего не понимаю.
Новый (тут же меняя тон): Ну, ладно, извини за фамильярность. Ты готов к разговору?
Унылый: В нормальном тоне да.
Новый: Вижу вроде, что ты человек вменяемый. Короче, скажу, что мы о тебе гораздо больше знаем, чем ты о нас. К творчеству твоему давно уже приглядываемся. И в последнее время прямо видим, что ты скатываешься за грань. Вот и решили тебя остановить. Понял?
Унылый: Да.
Новый: Ты пойми, мы же вообще могли напустить скинхедов, они бы мастерскую пожгли, а тебя бы порезали. Но это же не наши методы, мы вот решили с тобой поговорить, это же хорошо?
Унылый: Ну, вроде хорошо.
Новый: Вот ты посмотри, что происходит вокруг. Уже же все ясно. Дальше будет только хуже, я тебе скажу. А ты как ребенок, все за старое. Вот ты участвовал в выставке «Запретное искусство», так ведь?
Унылый: Да.
Новый: Ну вот, и не понял разве? Общество этой выставке вынесло приговор. Он, правда, оказался чуть мягче, чем мы рассчитывали, но по не зависящим от нас обстоятельствам. Но приговор все же был вынесен. Ты понял? При-го-вор.
Унылый: Я понял, приговор.
Новый: Вот и молодец. Бумагу о сотрудничестве писать будешь?

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.