Зелёные пятилистники лидера зелёных

В Берлине прокуратура начала расследование против одного из руководителей германской Партии зелёных Джема Оздемира. Причина: зелёные растения конопли.

Джем Оздемир — политик из ФРГ, как в этой стране принято говорить, с миграционным фоном. Википедия сообщает нам, что он «сын турецких иммигрантов, мать турчанка, отец черкес». Джем вырос в Германии, здесь учился и достиг больших высот — стал сопредседателем знаменитой на весь мир Партии зелёных, сегодня занимающей оппозиционное положение в парламенте. Воскресным днем стало известно, что берлинская прокуратура добавила обвинений по «конопляному делу» Оздемира. Теперь видному представителю эко-демократов вменяется в вину ещё и получение 11 октября 2014 года конопляного растения в качестве подарка на земельном съезде зелёных в столице Германии.

Конопляный куст Оздемир получил на подиуме, вместо букета цветов. А ранее он попал в сферу внимания полицейских органов из-за 36-секундного видеоролика в интернете, снятого в рамках флэшмоб-кампании Ice-Bucket-Challeng. В кадре виден обращающийся к публике Оздемир, затем он выливает на себя ведро воды. Всё это время рядом с ним отчётливо виднеется зелёное конопляное растение. Всем в Германии известно, что Джем Оздемир достаточно открыто высказывается за легализацию использования конопли в медицинских и рекреационных целях. Он регулярно выступает с разъяснениями своей наркополитической позиции, хотя и не совершает ярких перформансов. По крайней мере, раньше не совершал.

После выхода в сеть этого видео на Оздемира всерьез обратила внимание прокуратура. В Германии в отношении конопли действует несколько двусмысленное законодательство, хотя не только в отношении конопли. Вся наркополитика ФРГ может быть охарактеризована как волна позитивных вибраций с лёгким ароматом шизофрении. К примеру, в каждой из шестнадцати федеральных земель свои, установленные местными властями нормы минимальных количеств психоактивных веществ, предназначенных для личного употребления. С одной стороны, упарываться вроде разрешается, с другой стороны, ни производить, ни распространять необходимую для этого продукцию народного хозйства — нет. В Берлине условно допускается иметь при себе до 10 граммов сухой конопли, а в Баварии — не более 6. Выращивать коноплю запрещено везде.

Дело на Оздемира завели по подозрению в незаконном выращивании конопли. Выглядит это весьма абсурдным — оздемировские преступные плантации широко раскинулись на его собственном балконе на площади в 20 квадратных сантиметров. В историии Германии уже бывали прецеденты, когда попытка осудить активистов, оспаривающих запрет на использование конопли, введенный в далекие 1960-е, приводила не к наказанию, а к оправданию. В середине 1990-х молодой человек по имени Георг Вурт публично выкурил джойнт на ступенях городского совета в своем родном городе. Его пытались засудить, в результате законодательство в Германии либерализовалось — фактически именно после акции Вурта в ФРГ наступила реальная декриминализация потребления каннабиса в личных целях. Вурт же не продавал и не выращивал траву, а курил — т.е. фактически уничтожал ее у всех на глазах. Спустя 18 лет Георг Вурт — лидер всегерманского Конопляного союза.

Что касается Оздемира, всё чуть замороченней. Во-первых, зелёное растение на балконе — «производство незаконных наркотиков». Во-вторых, конопляный «букет» на политическом собрании — это и на распространение может потянуть. Интересно, наберется там на 10 грамм? Хотя меня больше интересует другой вопрос: а что случится, если дело Оздемира и вправду дойдёт до берлинского суда? Суд в Германии независимый, он может принять своё собственное решение, в корне отличное от мнения служивых чинов. Полиция Германии традиционно занимает консервативную позицию по вопросам наркополитики, хотя и это разнится от региона к региону.

Несколько лет назад баварские полицейские выследили машину с турецкими лихими молодцами, загрузившими в багажник легковика около 8 кг гашиша и поехавшими в направлении столицы. Полицейские проследили за тачкой до границы Баварии и передали информацию о транспорте в Берлин. Там, однако, не воспылали интересом к надвигающейся ловле гонцов — формальная отписка гласила, что берлинская полиция не может, к сожалению, воспользоваться предоставленной информацией из-за наплыва более важных дел. Переписку слили в прессу, что вызвало обострённую полемику. Что важнее: гоняться за гашишом или за реальными бандитами? А может, полиция и бандитов позабыла, просто обкурилась конфискованного гашиша и лежит, не чешется?

Так или иначе, а в 2014 году тема нелегального наркобизнеса в Берлине, в первую очередь — уличной торговли коноплёй, накалилась до скандального уровня. В районе Кройцберг возле Гёрлитцер-парка стали скапливаться десятки торговцев, встречавших туристов и гостей столицы, впрочем, как и местных жителей ещё у метро улыбками, гримасами и громким шёпотом: «Grasssss! Haschisch! Kokain!» Местные жители стали жаловаться, хотя независимые наблюдатели объясняли, что причиной сложившейся ситуации стал отказ местных властей открыть первый в Германии кофешоп амстердамского образца. Грубо говоря, спрос настолько высок, что если вы не хотите легализовать рыночное предложение, то оно выплёскивается на улицы. Осенью прошлого года обстановка в Кройцберге криминализовалась — кого-то пырнули ножом.

Власти объявили, что будут усиленно вытеснять дилеров с улиц. Поставили у метро постоянную полицейскую вахту с собаками, а вдоль улицы пошли непрерывные рейды и облавы. В парке тоже навели «die Ordnung» — полиция разогнала торговцев психоактивами, в основном это были чернокожие африканцы. На фоне витающего в воздухе терпкого запаха репрессий и возврата к старым добрым традициям war on drugs разворачивается теперь конопляное дело сопредседателя зелёных Джема Оздемира. Чем оно закончится, сказать пока трудно. Во всей Европе в той или иной степени сейчас наблюдается уклон вправо — тому способствует и активизация исламистов, и события в Украине, и опасения нового экономического кризиса — которого, впрочем, пока и в помине нет.

Зато Георг Вурт и его Конопляный союз выиграли в прошлом году миллион евро, поучаствовав в телевикторине на лучшую общественную инициативу. Телеканал, проводивший шоу, в последний момент отменил трансляцию его финала, сославшись на упавший рейтинг — церемония вручения миллиона евро в прямом эфире шла только в интернет. Многим тогда показалось, что истинной причиной сетевой ссылки программы было опасение, что публичная «пропаганда марихуаны» негативно скажется на имидже телекорпорации. Удивительно другое: миллион всё-таки дали! В случае с наркополитикой цензура в Германии в целом отсутствует, но в определенной форме — с погонами — присутствует. Шутки в сторону: свой миллион Вурт пообещал потратить на съёмку первого в истории ФРГ рекламного ролика за легализацию конопли. Телевидение сразу объявило, что не будет его транслировать. Конопляный союз пробует договориться с кинотеатрами о показе перед сеансами, а в сеть вывесили трейлер со съёмок.

Почему-то кажется, что Джема Оздемира вряд ли приговорят к чему-то серьёзному. Разве что к штрафу, да и то не факт. Всё больше людей понимает — существующая наркополитика бессмысленных запретов, того и гляди вновь готовая встать на репрессивные лыжи, себя изжила. Что-то надо менять. Не только в Германии, конечно, но здесь это по крайней мере наиболее наглядно проявляется. Джем Оздемир — отнюдь не самый радикальный из сторонников гуманизации и реформ в наркополитике. Но, возможно, он окажется одним из самых успешных.

Ваш Лемур


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.