Словарь современной наркополитики (выпуск 1)

Современная наркополитика имеет свой особый лексикон, а в русском языке приставка «нарко-» в последние годы стала одной из наиболее словообразующих. При этом, если само слово «наркополитика» забросить в google, на первых строках в результатах поиска окажутся сайты и документы негосударственных организаций. В русской Википедии есть скромная статья «Нидерландская политика по наркотикам», но ни слова о политике РФ в этом небезынтересном направлении. Ни у одной партии или политического движения в нашей стране нет научно обоснованной наркополитической программы. Впрочем, с 2010 года в России имеется государственная антинаркотическая стратегия. Является ли это достаточной заменой? Если чего-то нет в официальном чиновничьем и бюрократическом лексиконе, явление всё равно существует в языке, а значит, в жизни. Составить отечественный словарь современной наркополитики — хороший профессиональный вызов для лексикографа, но хитрый Лемур ограничится набросками, на первый раз из области наркофобии. [Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

«Новороссийск — город без наркотиков». Образец современной антинаркотической пропаганды. Фото: Сеть.

НАРКОФОБИЯ. Страх перед наркотиками, наркопотребителями, вообще перед наркотемой. Имеет отношение к явлению ксенофобии, или страха перед чужим. Иногда пишут «Чужие» с большой буквы, есть ещё выражение «Большой Другой». Этим подчёркивается инаковость природы таинственного страха. Но, быть может, мы просто боимся тёмных пришельцев из собственного нутра, а потому переносим свои сокровенные ужасы на то, что воспринимаем как не-своё. Дело тут в древних механизмах человеческой природы, которые стоит всячески изучать, ведь так просто подобные негативы не проявить. И это не единый нервный страх, а целое дерево противоречивых фобий. Наркофобия, видимо, связана с интересным древнегреческим понятием «фармакос», которым когда-то обозначали особого человека — потенциальную человеческую очистительную жертву, позже — кандидата на изгнание из полиса, а лет за 500 до нашей эры это понятие потеряло изначальные значения и корнем легло в основание «фармакологии» — науке о лекарствах. А ведь все наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых регулируется особыми международными конвенциями, относятся по сути или по происхождению к фармацевтической области. Если слово «наркомания» вам кажется особо страшным и неприятным, значит, вы по той или иной причине под воздействием наркофобии.

НАРКОУГРОЗА. Обязательное слово в жаргоне профессиональных наркофобов. Наркоугроза наползает всегда из-за границы, но обязательно имеет «пятую колонну» внутри страны. Нелегальные наркоторговцы крупных и мелких масштабов, оптом и в розницу поддерживает наркоугрозу снизу, торгуя смертельным товаром — разными наркотиками. А кукловодами наркоугрозы являются аморальные иностранные спецслужбы и порочная международная наркомафия на фоне падения общественных нравов, декаданса и разложения С точки зрения сторонника теории наркоугрозы, наркотики — это абсолютное зло, производимое врагами государства, прямыми или косвенными, и все они, в конечном итоге, одинаково убивают нашу молодёжь и подрывают национальную безопасность. Защититься от наркоугрозы можно лишь борьбой с наркотиками (war on drugs — политика войны с наркотиками, провозглашённая в 1971 году президентом США Ричардом Никсоном). С трудом сдерживает натиск наркоугрозы только наркополиция, а так же традиционные моральные ценности и здоровый образ жизни. Как сказал один оперативник ФСКН в неофициальной обстановке, «спортом надо заниматься». Наркоугроза обычно постоянно растёт, надвигается, стоит на пороге и вот-вот вломится в дом. А если она вынесла дверной косяк и уже вломилась, то это уже не наркоугроза, а наркоагрессия.

НАРКОАГРЕССИЯ. Когда аморальные иностранные спецслужбы и порочная международная наркомафия перестают выжидать и бросаются в хищную атаку, то потоки наркозелья, как боевые отравляющие вещества, валом накатывают на беззащитную (или по крайней мере недостаточно защищённую Родину). Например, в России говорят о наркоагрессии из Афганистана. В США наркоагрессия происходит в настоящее время из Мексики. Афганистан и Мексика — это две страны, два мира, две планеты, где война с наркотиками — не фигура речи, а брутальная, кровавая реальность. Но мы сейчас говорим не о нарковойнах, а о наркоагрессии. Наркоагрессор — это всегда чужой, иной, другой. Если верить первому наитию наркофоба, то в России запрещёнными психоактивными веществами торгуют исключительно цыгане, таджики да прочие «нерусские». В 1930-е годы в Америке, когда Гарри Энслинжер — создатель первой в мире наркополиции — организовывал антимарихуановую пропаганду, он тоже говорил о «неграх, мексиканцах, филиппинцах и греках», а двумя десятилетиями раньше Гамильтон Райт, председатель опиумной комиссии США, рассуждал об опасности, исходящей от китайцев-опиоманов, якобы заполонивших всё и вся. Наркоагрессора надо гнать поганой метлой, заодно вычистив и внутреннего врага — наркоторговцев и наркоманов. Так говорят настоящие наркоборцы.

Это были три понятия из сферы наркополитики, не самых приятных и привлекательных. О других поговорим в следующий раз! Ваш Лемур.

[Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.