Словарь современной наркополитики (выпуск 2)

Всем привет, в эфире ультразлободневные лемурические опыты по составлению наркополитического словаря. В первом выпуске были в пафосном стиле обкашляны следующие термины: наркофобия, наркоугроза, наркоагрессия. Это лишь зачин и провокация, настоящая тяжёлая работа по составлению модного лексикона ещё ждёт своего подвижника-энциклопедиста. А может, нам удастся коллективная движуха в стиле «всем миром — за наркопросвещение»? По-любому в нашем словаре должны оказаться самые разные статьи: посвящённые конкретным личностям, так или иначе вошедшим во всемирную наркоисторию; расшифровывающие смыслы тех или иных наркопонятий; рассказывающие об исторических событиях или документах. И всё это предстоит сделать не инопланетным чебурашкам, а нам с вами, трезво учитывая всю новоявленную неиллюзорность Великого Русского Фаервола и прочие прелести цензуры а ля Пу. Ну, а пока — ещё три слова с приставкой «нарко-«. Держитесь крепче, поехали! [Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Керри Нейшн громит топором очередной бар. Карикатура из старой американской газеты.

НАРКОБОРЕЦ. Особый харизматический типаж, вышедший на тропу священной войны за трезвость. Классический пример — Керри Нейшн (1846-1911), пророчица сухого закона в США, «бульдог у ног Иисуса», топором крушившая барные стойки на рубеже XIX-XX вв. Схожий драйв у наркополицейского №1 Гарри Энслинжера (1892-1975), люто геббельсовавшего в стиле наци-современников, если речь шла о страстно ненавидимой им марихуане. Классический наркоборец настолько не терпит грех, обуявший оппонентов, что с удовольствием применяет к ним моральный террор и физическое насилие. Великолепный образчик наркоборца — это Евгений Ройзман, но он не один в поле воин. Существует, к примеру, «Молодёжный антинаркотический спецназ» — группировка ультранационалистов, использующих методы судьи Линча на московских улицах по отношению к заподозренным в наркоторговле или наркопокупках (как правило, это ещё и люди «неславянского» вида). Наркоборец не всегда консерватор-охранитель. Силовое трезвление проповедовали самые разные товарищи и господа в разных странах и системах. У них общая вера в собственную непогрешимость и право на спасение утопающих против воли самих утопающих, плюс совершенно иррациональная наркофобия, в случаях с К. Нейшн и Г. Энслинжером восходящая к мощным психотравмам в юности и детстве.

НАРКОПОЛИЦИЯ. Специальная силовая госструктура для борьбы с наркоторговлей. Первая в мире наркополиция — Федеральное бюро по наркотикам (FBN) — была создана в 1930 году в США. Возглавил её Гарри Энслинжер, в 1937 году добившийся запрета марихуаны в Америке, а в 1961 году сыгравший ключевую роль при лоббировании в ООН первой Единой конвенции по наркотическим средствам. Структура-наследник энслинжеровской наркополиции — Администрация наркоконтроля (DEA). Российский аналог этой службы — ФСКН. Интересно, что с самого начала наркополицейские участвовали в тайной наркоторговле. Ведомство Энслинжера параллельно преследовало наркомафию и снимало чёрную кассу — конечно, исключительно в патриотических целях. Например, во время скандальной афёры «ирангейт» в 1980-х никарагуанские контрас имели возможность безнаказанно экспортировать кокаин в США, на вырученные средства закупая оружие. Несмотря на официальную «войну с наркотиками», и наркополиция, и ЦРУ закрывали на это глаза. Нынешний начальник ФСКН генерал Виктор Иванов подтверждает: ежегодно служба внутренней безопасности заводит около 100 дел в связи с нарушениями закона отечественными наркополицейскими. Об истинных масштабах подковёрного наркобизнеса приходится только гадать.

НАРКОПРОПАГАНДА. Пропаганда либо незаконная реклама наркотиков в России запрещена, хотя точно неизвестно, что это такое. По умолчанию предполагается: любое упоминание запрещённых психоактивных веществ вне медицинского или фармацевтического профессионального контекста — это и есть пропаганда. Реальность нелинейна. И как обычно, Юпитеру дозволено одно, а быку ничего. К примеру, рассказ Пелевина «Ассасин» из сборника «п5», чистая наркопропаганда с точки зрения ортодоксального наркоборца, но никому и в голову не придёт попробовать снять с Виктора Олеговича (или с мегаиздательства ЭКСМО) административный штраф. А вот не такие народные авторы имеют чуть меньше ноля шансов опубликовать свои тексты, если в них присутствует тема наркопотребления. Постоянно появляются и с тем же постоянством опровергаются слухи о создании списков запрещённой нарколитературы, периодически сообщается о штрафах в отношении предпринимателей, к примеру, торговавших конопляными пятилистниками, а в последнее время по представлению ФСКН сайты и страницы в соц-сетях закрывают буквально сотнями. «О наркотиках либо плохо, либо ничего» — так можно сформулировать принцип наркоцензуры в России, фактически блокирующей открытую общественную дискуссию по наркополитике.

В следующем выпуске поговорим о чём-то более диком и нелепом, а пока до свидания, спокойной ночи, доброго утра, хорошего дня. Бодрость, здоровье, счастье! Ваш Лемур.

[Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.