Словарь современной наркополитики (выпуск 6)

Наш наркословарь — в будущем запрещённый. В России, где свирепствуют ЗОЖ и самоцензура, несчастные читатели вскоре получат доступ к данному лексикону лишь через прокси-анонимайзер да под угрозой добровольно-принудительного мучения. «А где посмотреть предыдущие пять выпусков?» — спросит следователь. А вот, пожалуйста, все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910. Чтение душевно забойное, опасное расширением границ восприятия и выносом мозга в параллельные миры. Но добрые самаритяне могут не беспокоиться! А могут и беспокоиться. Так или иначе, перед вами шестой, совершенно не юбилейный выпуск, подготовленный с участием специалистов и рецидивистов. Вперёд! Назад! Ваш Лемур.

Хесус Мальверде, el santo de los narcos — наркосвятой из штата Синалоа, Мексика. Бюсты и портреты Мальверде всегда в моде, а жертвенные дары в его капелле не оскудевают. Фото: Сеть.

НАРКОСВЯТОЙ. (Narcosanto — исп.) На северо-западе Мексики раскинулся штат Синалоа. Старинная легенда гласит: в начале ХХ века на местных дорогах орудовал благородный разбойник Хесус Мальверде. Он отбирал неправедно нажитое у богатых и раздавал бедным, а прятался со своей бандой где-то в горах. Губернатор объявил награду за его голову. Соратники предали Мальверде властям. 3 мая 1909 хода в городе Кульякан его вздёрнули на суку, но в тот же миг высохли и пожелтели все листья на этом дереве. По другой версии, Мальверде ранили в перестрелке, и он сдался, чтобы его банда могла получить выкуп. По третьей версии, такого человека никогда не существовало. «В день патрона, отмечаемый в годовщину смерти Мальверде, паломники со всего мира стремятся к его капелле, которая больше похожа на рыночный павильон, чем на раку со святыми мощами «, — пишет Жанет Хойфельдер в книге-репортаже «Мексиканский наркокорридор» (2011). Ватикан наркосвятого не признаёт, но культ Хесуса (т.е. Иисуса) Мальверде ныне распространён даже за пределами Мексики. Святому бандиту (El Santo Bandido), черноусому, в белом костюме, поклоняются не только наркобоевики (sicarios) да наркотрафиканты, перед каждым новым походом приносящие покровителю особые дары (manda), но и мексиканские полицейские, кадровые военные и простые обыватели.

Сергей Сошников принял участие в программе канала "Дождь", где полемизировал с Евгением Ройзманом о репрессивной наркополитике.

Сергей Сошников принял участие в программе канала «Дождь», где полемизировал с Евгением Ройзманом о репрессивной наркополитике.

НАРКОАВТОМАТИЗМ. Наша наркология выросла из советской психиатрии, а та с 1960-х годов находилась в международной изоляции из-за её карательных практик. Российские наркологи старой школы настаивают на своём «особом пути». Количество книг и статей в последние годы зашкаливает. Парадокс в том, что вал публикаций «не приводит к сколько-нибудь значимому повышению эффективности терапии опиоидной зависимости», — считает профессор В.Д. Менделевич. Специалист по реабилитации наркозависимых из Казани против чрезмерной психопатологизации наркомании — это приводит к терминологической каше. С ним не согласен московский нарколог Л.Н. Благов, выступающий за отказ от принципа добровольности при лечении, ведь «интоксикация и опьянение» у наркопотребителя, по его мнению, суть симптомы серьёзной психической болезни. Именно Благов придумал используемое лишь в России понятие «наркоавтоматизм», выделяющее внешнюю неадекватность наркозависимого. Грубо говоря, наркоман — это зомби-автомат и полный невменько. Но молодые учёные ставят под сомнение устаревшую, репрессивную, «бабаяновскую» доктрину лечения наркозависимости. «Наркоавтоматизм? Это апогей хобочения!» — резко высказывается социал-гигиенист Сергей Сошников, исследователь «шаманизма в наркологии».

НАРКОЦАРЬ. (Drug Czar — амер.) Так в Америке на русский манер называют главного федерала-силовика, ответственного за борьбу с наркотиками. Фактически наркоцарём №1 стал ещё Гарри Энслинжер, возглавивший первую в мире наркополицию в 1930 году. С годами количество компетентных органов только увеличивалось, их иерархия причудливо усложнялась. Впервые понятие «Drug Czar» применили по отношению к сенатору Джо Байдену в 1982 году. Сегодня американский наркоцарь — это гражданин по имени Джил Керликовски, бывший главный полицейский из Сиэттла, возглавляющий офис наркополитического контроля в Белом доме. Наркоцарь сурово борется с наркотрафиком, пресекает разговоры о легализации, мудро опекает программу антинаркотической пропаганды среди молодёжи, непримирим по отношению к допингу в спорте и очень дружит с нашим генералом Ивановым из ФСКН — они встречаются куда чаще, чем американский и российский президенты. Интересно, что вскоре после назначения на пост в 2009 году Керликовски заявил, мол, сам термин «война с наркотиками» устарел и выходит из употребления. К тому времени шутка про то, что «в войне с наркотиками победили наркотики» уже стала общим местом. Тем не менее наркополитика США в целом не претерпела существенных изменений и остаётся лицемерно-репрессивной.

На этом месте в нору Лемура ворвался спецназ, над ней зависли боевые вертолёты, заколебалась земля и небо окрасилось багровым цветом. «Приближается конец света!» — с улыбкой подумал Лемур и пошёл спать. До встречи в следующем выпуске!

[Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.