Словарь современной наркополитики (выпуск 7)

Еле перетерпев череду зимних праздников, продолжают душеподъёмные труждания оставшиеся в живых члены редколлегии первого русского наркополитсловаря. Ответ на критику. «Почему вы расставляете слова не по алфавитным правилам, как принято в академической науке, а как попало, вразнобой?» — сердито пишет некая Леди Икс. Дорогая Леди Икс! Дело в том, что наш инновационный, древле-православный наркополитический лексикон творится в реальном времени, буквально как Бог на душу положит. Поэтому не мы расставляем эти слова, а — в каком-то смысле — эти слова расставляют нас. Но ты права, Леди Икс! Приближается время навести порядок согласно всем лексикографическим правилам. Обещаю сделать это сразу после десятого выпуска. А пока в седьмом — читательские заявки. Все понятия присланы электропочтой с настойчивой просьбой обозреть и растолковать их как можно стремительнее. Даёшь![Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Так в начале прошлого века изображали наркопритоны Лондона, а точнее, опиумные курильни. Примерно так некоторые из них и выглядели, вот только было их в реальности куда меньше, чем в страшных историях и распускавшихся слухах.
Картинка: Сеть.

НАРКОПРИТОН. Очаг разврата, жуткое пристанище падших душ и адский вертеп. Так представляется богатому воображению обывателя классический наркопритон. Жуткие нарколыги, коим лишь бы уколоться, чем-нибудь заразиться да всласть наторговаться героином в детском саду, разводят в своих поганых норах антисанитарию и сатанинские культы. Одурманенные, полуголые, со спутанными грязными волосами, бродят они по наркопритону, словно американские военнопленные после пыток во вьетконговском тылу. В конце 1980-х один такой обыватель, по совместительству председатель жилкооператива и добрый взяточник, вошёл в мою квартиру, прочитал написанную на стенке цветным мелом панковскую цитату из Егора Летова: «Ты сядешь на колёса, я сяду на иглу» — и прошипел: «У, развели наркопритон!». Происхождение слова «притон» связано с морской  терминологией. Изначальное значение: убежище, приют. Интересно: подпольные бордели и опиумные курильни в старину зачастую располагались в портах и обслуживали именно моряков. Сегодня наркопритон — это тайное место встречи любителей нелегальных психоактивов. В вашем родном городе их может оказаться гораздо больше, чем об этом сообщает полиция! Хотя бояться, в общем-то, нечего: чаще всего по наркопритонам тусуют обычные наркопитоны. Но учтите: создателю наркопритона грозит уголовная статья. Оглянитесь: а вдруг вы уже живёте в одном из них?

НАРКОЛЫГА. Уничижительное обозначение наркозависимого человека или просто наркопотребителя. В широкий оборот введено культовым наркоборцом Евгением Ройзманом в его жж-блоге. Ройзмановский слоган: «Нарколыга — животное, барыга — людоед» — девиз-квинтэссенция человеконенавистнической наркополитики. Ведь если нарколыга — животное, не-человек, значит, и никаких прав человека у него быть не может. Нарколыгу можно безнаказанно бить, запирать по тридцать штук (не душ, а именно штук) в тесное помещение, заставлять работать бесплатно. Какие пытки? Пытают только человека! Барыга же — просто хтоническое чудовище, его следует ликвидировать, элиминировать, короче, замочить. Последователи Ройзмана, Чарушникова («Преображение России»), Тесака-Марцинкевича, «Молодёжного антинаркотического спецназа» используют подобный жаргон ненависти, оправдывая собственное стремление словить запретный кайф от насилия. «Вон там убили человека, пойдём, посмотрим на него», — как писал поэт Генрих Сапгир. А если убитый или пока ещё кое-как живой и не человек вовсе? Тогда снимаются слабые культурные предохранители и начинается лихое, сладостно поджимающее живот, обыкновенное зверство. Однако «чистильщики нации» ошибаются, словечко «лыга» хоть ругательное и обозначает лживого, да всё же — человека.

НАРКОЛОЖКА, НАРКОЛОГИЧКА. Если к человеку с наркопередозом спешит неотложка, ещё не факт, что его отвезут в нарколожку. А если он всё же окажется там, то лишь по недоразумению решит, что наркологичка — это женщина-врач. Оба слова суть одно — специализированная больница для оказания наркологической помощи. Опиатный передоз — штука опасная, но при наличии медикамента налоксон всё же преодолимая. Наркозависимость — вещица более замороченная, мировой наукой до конца не разъяснённая. Как её лечат в российской нарколожке? Есть детокс, грубо говоря, очищение организма особыми препаратами и аппаратами, избавляющее от синдрома зависимости, в просторечии ломки. Одним детоксом наркозависимость не лечится — даже «очистившись», большинство наркопотребителей вернутся к любимому занятию в течении года. Нужна реабилитация, долгий процесс с участием психологов, соцработников и т.д. Бесплатную реабилитацию в России предоставляют считанные единицы наркологичек, например, 19-я больница в Москве. Окна в этом суровом здании закрыты решётками, внутрь пускают не всех. Перед реабилитацией надо провести 28 дней на детоксе, поверьте, выдержит не каждый. И это, повторюсь, хорошая нарколожка. Не дай Господь угодить в плохую наркологичку! Повезёт, если не инвалидом оттуда выпустят.

В каждом выпуске словаря речь идёт только о трёх терминах. Современная наркополитика запутана, как лабиринт, бродить по которому интересно, разве что встретишь Наркоминотавра… Короче, новые термины рождаются быстрее, чем я успеваю запутать вас по поводу старых. И буду продолжать в том же духе! Ваш Лемур.

[Все десять первых выпусков наркословаря: 12345678910.]

Добавить комментарий


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.