Последний флакон «Сопалса»

Годы мчатся, годы мчатся безвозвратно, появляются и исчезают разные государства, в моду входят и незаметно выходят из неё самые разные психоактивные вещества. Имеется ворох теорий, объсняющих, почему то или иное вещество вдруг становится популярным, а затем оказывается забытым. Уже точно установлено, что в годы кризисов и войн всплеск проблемного наркопотребления — почти неизбежный спутник происходящих общественных потрясений. Например, «эпидемия морфинизма», как сказал бы нарколог, неоднократно возникала в период серьёзных сражений, отсюда известный эвфемизм «солдатская» или «армейская болезнь». Но почему в достаточно спокойные советские 1970-е в больших городах вошёл в обиход пятновыводитель «Sopals», производившися на предприятиях Латвбытхима в социалистической Латвии? Эта тема ещё ждёт своего наркоисторика.

Последний флакон "Сопалса"

Фото для выставки о советских хиппи в Национальном музее города Тарту. Взято на Facebook-странице Владимира Видемана (Джа Гузмана).

Наиболее точное описание «Сопалса» и связанной с ним субкультуры можно найти в тексте Владимира Джа Гузмана «Школа магов«: «Действие этого вещества на человеческую психику открыли питерские торчки, а через них информация распространилась в Таллине. Техника применения препарата была крайне проста. Сначала им смачивался платок (или иная ткань), а затем нужно было глубоко, на все лёгкие, дышать средством через рот, вплоть до самого момента отлёта. Отлёты же бывали совершенно бешеные.  Мне впервые предложил подышать сопалсом человек по кличке Лошадь. Мы с ним сидели прямо в центре города, на скамейке у теннисных кортов, а за нами стоял длинный ряд туристических автобусов. Я задышал, и сознание моё улетело сразу же настолько далеко, что вернувшись назад я осознал себя стоящим на четвереньках перед скамейкой и лающим на оторопевшую толпу — видимо, очередную тургруппу. Лошадь стебался, одновременно стремаясь, и делал публике нервные жесты типа «проходи, не задерживай». Я тем временем встал с карачек, сел как ни в чём не бывало на скамейку, а народ всё пялился, покачивая головами… Если описать действие сопалса в двух словах, то можно сказать, что это — путешествие сознания за рамки обычных форм времени и пространства. С точки зрения физического времени всё «путешествие» продолжается считанные секунды, но получаемый в это «объективное время» объём психической информации превосходит все мыслимые параметры».

«Сопалс» называли советским вариантом ЛСД, а мода нюхать всякую бытовую химию к середине 1980-х распространилась по всей сверхдержаве и спустилась из возрастной группы 20+ в подростковую и даже детскую среду. В перестройку во всех газетах стали появляться душераздирающие истории несчастных «нанюхавшихся», помирающих в грязных подвалах с целофановыми пакетами на головах. Некоторые из таких историй  — плоды фантазии жёлтых перьев, но было в этом и немало горькой правды. Проблемное наркопотребление в нашей стране никогда не сопровождалось ни наркопросвещением, ни программами снижения вреда. Появились и другие популярные объекты молодёжной токсикомании: конкуренты-пятновыводители, вроде «VICI», знаменитый клей «Момент» и т.п. Но «Сопалс» остался в истории чем-то вроде недосягаемого эталона отечественной психонавтики, хотя с годами ушёл в тень, забылся, перестал выпускаться. Когда изображение «Сопалса» понадобилось для слайд-лекции «Репрессивная реальность российской наркополитики», нигде в Сети его обнаружить не удалось. Казалось, он вышел в вечный оффлайн.

Демотиватор "Клей момент. Запах знакомый с детства".

Анонимные творцы постфольклора вспоминают о популярном в годы советской перестройки психоактивном веществе — объекте токсикомании.

Недавно энтузиасты-исследователи советских хиппи в Эстонии решили собрать материал для большой выставки о неформальном движении. Они съездили в Латвию, восстановили через архивы производственную цепочку и вышли на конечного производителя — конечно, бывшего. На фабрике, когда-то производившей «Сопалс», сотрудники не остались равнодушными и, переворошив все завалы да пыльные углы, отыскали последний флакон культового когда-то вещества. Его передали в Национальный музей в городе Тарту, и если вы вдруг окажетесь там до начала сентября 2013 года, то увидите этот объект на выставочном стенде. (У выставки есть ещё и страница на Facebook.) Заодно и слайд-лекция «Наркофобии» заполнила зиявшую пустоту — спасибо эстонским коллегам. Ура!

Ваш Лемур.


Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.